Наверх
Выполняется запрос

Официальный сайт
Верховного Суда Российской Федерации


"Ласкеровская комбинация" Верховного Суда: почему важно сохранить индивидуальный подход к спорам — Верховный Суд Российской Федерации

"Ласкеровская комбинация" Верховного Суда: почему важно сохранить индивидуальный подход к спорам

Верховный суд РФ в кратчайшие сроки выпустил важнейший обзор судебной практики, разъясняющий особенности судопроизводства в период эпидемии COVID-19. Уже в первом документе высшая инстанция обстоятельно описала нюансы процессуальных вопросов, дала указания по рассмотрению в таких обстоятельствах уголовных, административных и гражданских дел.

Основной лейтмотив Верховного суда — гибкость подхода и подробное изучение конкретных особенностей и обстоятельств каждого дела. ВС разрешил судам общей юрисдикции и арбитражу самостоятельно трактовать каждые детали и, в соответствии с ними, принимать определенные решения. Казалось бы, это ценный и уважительный ход, ведь Верховный суд не может лично изучить все обстоятельства определенного дела и закрепить в обзоре каждую из возможных схем развития событий. Однако и у такого подхода появились критики, причём в той же среде, которая ранее обвиняла высшую инстанцию в излишне предметных трактованиях. Почему же важно сохранять индивидуальный подход к каждому делу и почему именно сейчас необходимо ещё раз указать судам на самостоятельность, попыталось разобраться РАПСИ. 

Форс-мажор, но не всем 

«Обзор Верховного суда можно приветствовать хотя бы за то, что в нем сформулирована позиция: отсутствие денег, вызванное запретом на ведение деятельности, может признаваться обстоятельством непреодолимой силы», — отмечает юрист Александр Плотников. 

Но как тогда быть с многочисленными заголовками о якобы отказе Верховного суда РФ считать Коронавирус форс-мажором? 

«Серьезно? Энергетики могут перестать подавать свет в ваши дома? Или таксист вас не повезёт, поскольку COVID-19? Очевидно, что не для всякого обязательства и не для любого лица это форс-мажор», — поясняет Плотников. 

Он отмечает, что в сложившейся ситуации невозможен и нецелесообразен единый подход ко всем участникам по признанию всем участникам гражданских правоотношений: если бизнес не закрылся и работает, то никакого форс-мажора и нет, а если деятельность компании пришлось остановить по распоряжению властей, то это другое дело.

Высшая инстанция, подобно немецкому шахматисту Эмануэлю Ласкеру, «отдала своего ферзя», выбрав исконно правовой компромисс – индивидуальный подход к неисполненным обязательствам.

«Признание распространения новой коронавирусной инфекции обстоятельством непреодолимой силы не может быть универсальным для всех категорий должников, независимо от типа их деятельности, условий ее осуществления, в том числе региона, в котором действует организация, в силу чего существование обстоятельств непреодолимой силы должно быть установлено с учётом обстоятельств конкретного дела (в том числе срока исполнения обязательства, характера неисполненного обязательства, разумности и добросовестности действий должника и т.д.)», — говорится в обзоре ВС.

«Ласкеровскую компенсацию» или необязательный размен ферзя используют в шахматах не только для обмена фигурами, но и для изменения характера партии: существенно меняется план на игру соперника. Так Верховный суд показал участникам гражданских отношений, что их судьба остается в их руках, а для обращения в суд необходимо испробовать все законные способы исполнения заключенных договоров и только потом, оказавшись в суде, доказать причинно-следственную связь между их неисполнением и пандемией.

Подсказка ВС 

Отсутствие необходимых денежных средств для продолжения ведения бизнеса по общему правилу признаваться обстоятельством непреодолимой силы не будет. Но и тут высшая инстанция оставила «зацепку» для должника — в суде нужно постараться доказать, что безденежье вызвано именно ограничениями пандемии, а избежать этого не было возможности.

ВС в обзоре даже прямо советует владельцам ресторанов, спортклубов и салонов красоты обращать в будущем внимание суда на снижение размера прибыли из-за закрытия компании. 

«Освобождение от ответственности допустимо в случае, если разумный и осмотрительный участник гражданского оборота, осуществляющий аналогичную с должником деятельность, не мог бы избежать неблагоприятных финансовых последствий, вызванных ограничительными мерами (например, в случае значительного снижения размера прибыли по причине принудительного закрытия предприятия общественного питания для открытого посещения)», — указывается в обзоре Верховного суда. 

«Без этого разъяснения суды по части 3 статьи 401 ГК РФ (основания ответственности за нарушение обязательства) игнорировали бы ссылки должников на «непреодолимую силу» из-за отсутствия денег», — считает Плотников. 

Больше уважительных причин 

Высшая инстанция также значительно расширила список уважительных причин, по которым в период пандемии были пропущены процессуальные сроки, отметив, что их можно восстановить.

«Невозможность для граждан в условиях принимаемых ограничительных мер обратиться в суд с иском (режим самоизоляции, невозможность обращения в силу возраста, состояния здоровья или иных обстоятельств через интернет-приемную суда или через организацию почтовой связи) может рассматриваться в качестве уважительной причины пропуска срока исковой давности и основания для его восстановления на основании статьи 205 ГК РФ», — говорится в тексте обзора.

Руководитель коммерческой практики Bargest Екатерина Грицук отмечает, что, согласно обзору, исчисление сроков перестало быть единым. 

«Практически все остается на усмотрение суда, что позволяет, с одной стороны, подходить к каждому процессу гибко», — указывает она. В то же время Грицук опасается, что без четких ориентиров возникнет неоднородность правоприменения в аналогичных ситуациях в разных судах. 

Градация нарушителей 

В обзоре ВС РФ затрагивается и вопрос разграничения правонарушений, совершенных гражданами с подозрением на наличие заразной формы инфекционного заболевания, либо прибывшими в РФ из-за рубежа, либо находившимися в контакте с источником заболевания и уклоняющимися от лечения и «простыми смертными». В отношении «обычных нарушителей» высшая инстанция разрешила ограничиться предупреждениями, но в зависимости от обстоятельств дела. 

«Действия первых необходимо квалифицировать по части 2 статьи 6.3 КоАП РФ, которая является специальной по отношению к статье 20.6.1 КоАП РФ. За совершение гражданами нарушений, предусмотренных частью 2 статьи 6.3 КоАП РФ, уже не предусмотрен такой вид наказания как, например, просто предупреждение, а размер штрафа составляет от пятнадцати до сорока тысяч рублей, что обусловлено более высокой степенью общественной опасности данного вида нарушений», — отмечает партнёр практики разрешения споров Bargest Дарья Спиркина.

ВС указывает, что наказание, в любом случае, должно отвечать требованиям пропорциональности, справедливости и соразмерности, а также соответствовать целям предупреждения совершения новых правонарушений как самим правонарушителем, так и другими лицами. 

Причём привлечение к административной ответственности грозит не только за нарушение установленных правил поведения при режиме повышенной готовности, но и за игнорирование обязательных и дополнительных мер, установленных в определенном субъекте России.

Советник коллегии адвокатов «Тарло и Партнеры» Наталья Бунина напоминает, что в отношении привлекаемого к административной ответственности действует презумпция невиновности лица, а значит обязанность по доказыванию события административного правонарушения и вины лица, привлекаемого к ответственности, возлагается на соответствующие государственный орган или должностное лицо.

Между тем Спиркина подчеркивает, что в таких случаях предупредить возникновение споров «можно только путем соблюдения установленных запретов и ограничений».

Темная сторона ЧП

Некоторым видится, что «универсальной таблеткой» от всех проблем, связанных с пандемией, является введение режима чрезвычайного положения: якобы в таком случае государство возьмёт на себя полную ответственность за потери бизнеса и граждан. Однако такая риторика слишком проста.

Сторонники ЧП забывают и о второй стороне медали: у государства появляется безотлагательное основание ограничения прав граждан, а у них, в свою очередь, появляется ещё больше ответственности. 

«В таком случае можно будет прекращать движение транспорта, вводить комендантский час и ограничивать другие права без судебных решений», - отмечает юрист Александр Бурчук. 

На радикальность мер режима ЧП указывает и управляющий партнёр Zharov Group Евгений Жаров. «При ЧП власти вправе временно переселять жителей в безопасные районы, мобилизовывать трудоспособное население, отстранять от работы в экстренном порядке руководителей государственных и негосударственных организаций», — указывает на серьезность такого положения Жаров.

Кроме того, у властей появляется право принудительно выселять из региона граждан, призывающих к общественным беспорядкам и нарушению закона, подчеркивает он.

Управляющий партнер коллегии адвокатов «МАРК Лабеон» Игорь Кобзарев, напоминает, что даже режим чрезвычайной ситуации, который является более мягкой версией ЧП, не только расширяет права власти, но и увеличивает ответственность граждан.

«В обязанность граждан вменяется соблюдения: всех нормативных актов в области ЧС, существующих и вновь принятых, мер безопасности в быту и повседневной трудовой деятельности, не допускать нарушений производственной и технологической дисциплины, требований экологической безопасности. Необходимость изучать правила пользования коллективными и индивидуальными средствами защиты, постоянно совершенствовать свои знания и практические навыки в указанной области, выполнять установленные нормативными актами правила поведения при введении режима повышенной готовности или чрезвычайной ситуации. А в случае необходимости оказывать содействие в проведении аварийно-спасательных и других неотложных работ», — указывает Кобзарев. 

Опыт некоторых европейских стран, выбравших сначала полное отсутствие мер защиты от эпидемии, а потом резко «закрутивших гайки» также не решает всех проблем: режим ЧП вроде бы введён, но помощь государства определяют как «временную», оставляя судам право постфактум разобраться с их природой, рассказал юрист Александр Бурчук.

«В Италии режим ЧП был введен почти сразу, пени и штрафы за просрочку ЖКХ для граждан убрали, но местные жители и мои коллеги, с которыми я постоянно на связи, думают, что дальше им придётся выплатить основную сумму долга, возникшую во время пандемии – никто им её не простит», — рассказал юрист.

Безопасная видеосвязь 

Во многих странах коронавирус негативно сказался на доступе граждан к правосудию, но суды РФ, не смотря на локдаун, продолжают работать. При этом ВС РФ, опять же, разрешил судам оперативно рассматривать не только безотлагательные дела, но и самим принимать решения о необходимости именно сейчас рассматривать определенное дело.

«С учетом обстоятельств дела, мнений участников судопроизводства и условий режима повышенной готовности, введенного в соответствующем субъекте Российской Федерации, суд вправе самостоятельно принять решение о рассмотрении дела (не относящегося к категории безотлагательных)», — решил ВС. 

Вдобавок даже в такой сложной обстановке суды реализуют принцип открытости: Мосгорсуд транслирует на сайте и в Instagram оглашение приговоров по резонансным делам, арбитражный суд Петербурга и Ленинградской области анонсировал проведение судебных заседаний по Skype, а один из судов Свердловской области провёл заседание по административному делу через видео-связь мессенджера Whatsapp. 

За время пандемии российские суды уже рассмотрели более двух миллионов дел и свыше восьми тысяч заседаний провели с использованием видео-конференц-связи. Причём путём онлайна дела начала рассматривать и сама высшая инстанция.

Поделиться:

Источник

Категория

Официальный сайт
Верховного Суда Российской Федерации


"Ласкеровская комбинация" Верховного Суда: почему важно сохранить индивидуальный подход к спорам — Верховный Суд Российской Федерации
Прикреплённые записи:
Прикреплённые файлы: